Глава 21: Родственник

Чужая боль разливалась в безмятежности ментального плана. Она пульсировала, накатывала подобно волнам, раздражала восприятие, будя в душе хищника. Отчаяние, ярость, безнадежность, гнев и ненависть, замешанные на сильной боли и ярком страдании – безумная смесь! Я стоял под дверями, прислонившись лбом к холодной полированной поверхности, купаясь в физически ощутимых чувствах. Поглощать боль я не люблю. Я вообще не приемлю бессмысленное мучительство и напрасные страдания. Но ярость, незамутненная ненависть и гнев приятно щекотали нервы.

Заклинания надежно глушили звуки, но сейчас, в ночной тишине, чувствительный слух вполне отчетливо различал крики.

Зайти? Или оставить как есть?

Я пристально всматривался в обычную деревянную дверь, словно надеялся отыскать на ее поверхности ответ. Если я уйду, события будут идти своим ходом. Хорошо ли это? Не уверен. Старая сволочь что-то задумал. И для кричащего от боли существа за этой дверью уже прописана роль. Как и для меня. Вот только стоит ли мне знакомиться с Лордом?

А почему нет?

Улыбка изогнула губы. Ну что ж, родственник. Пора бы нам встретиться.

Короткий телепорт перенес меня через дверь, не нарушая вязи чар.

Квиррелл бился на полу между рядами, закусив кляп, тихая шипящая ругань вторила его стонам, эманации боли и страдания были столь ощутимы, что, казалось, я мог их взять голой рукой.

Мое присутствие заметили не сразу. Я подошел практически вплотную к профессору, присел на корточки, с интересом изучая изуродованное распадом тело. И только когда очередной приступ прошел, Квиррелл меня заметил.

Я сидел и улыбался, глядя в растерянные глаза довольно молодого, но уже обреченного человека.

–   Доброй ночи, профессор. – промурлыкал я.

–   Поттер?! Вы… вы что тут делаете?

Квиррелл в шоке таращился на меня. Паразитирующий дух затаился. Оба в ступоре. Оба не понимают, что я тут делаю и отчего это у меня столь странная реакция на изуродованного человека.

–   Да так. Гуляю я ночью по школе, никого не трогаю, наслаждаюсь тишиной и спокойствием. А тут кто-то кричит. Думаю, пойду-ка я посмотрю.

Профессор в шоке, Лорд в ступоре.

Очередной приступ скрутил Квиррелла, но простенькое анестезирующее плетение купировало боль, подменяя сигналы тела, идущие к мозгу.

–   Так лучше? – заботливо поинтересовался я.

–   Д-да, спасибо.

–   Не за что, профессор. – тем же ласковым и мурлыкающим голосом ответил я, протягивая окончательно обалдевшему магу руку. – Вставайте. Холодный пол не способствует здоровью и долгой жизни.

На меня посмотрели… странно. Словно сомневаясь в моей вменяемости.

–   Вы… — Квиррелл запнулся.

Я усмехнулся.

–   О, этот маленький ночной инцидент останется между нами тремя.

–   Ты знаешь? – сухо спросил надтреснутый голос.

–   Еще с нашей первой встречи в «Дырявом котле». – я пожал плечами, не считая необходимым отпираться. – Мое почтение, Лорд.

Пауза затягивалась. Видимо, ТАКОЙ Гарри Поттер для Лорда стал… неожиданностью.

–   Я удивлен твоему спокойствию, мальчик. – прошелестел измученный, но по-прежнему властный голос.

Я пожал плечами, обошел Квиррелла и уселся на парту перед лицом Лорда.

Выглядел он… плохо. Раскол души очень сильно сказался на нем. Не только на внешности. На ауре, на ядре. На памяти и способности мыслить.

–   Только спокойствию? – искренне удивился я.

Лорд нахмурился, пристально всматриваясь в мою безмятежную и довольную физиономию. Если он ожидал увидеть ужас, отвращение или брезгливость… его ждало разочарование. Физическое уродство для изменчивого существа – тлен.

–   Ты – не Поттер!

–   Не хочется вас огорчать, но… я – Поттер. Тот самый Мальчик-на-Которого-Большие-Планы-у-Старой-Бородатой-Сволочи.

Лорд с оторопью смотрел на мою невозмутимую рожу. Квиррелл вообще затаился и, кажется, даже дышал через раз.

–   Что ты знаешь? – во властном голосе родича прозвучал приказ.

–   Что? Нас феерически подставили! – я поморщился. – Если бы я не помнил всё, до самой первой секунды своей жизни, я бы поверил в байки моего доброго опекуна, чтоб его танар’ри к себе забрали! – глаза Волан-де-Морта удивленно расширились. – И искренне бы считал, что это вы убили мою мать и отчима. И пытались убить меня.

Квиррелл оцепенел, Лорд, мягко говоря, охренел. Вот уж не знаю, что он ожидал услышать, но явно не такие откровения.

Тягаться с Темным Лордом в словестных баталиях – бессмысленно. Он старше, опытнее, да и умнее, чего уж там. И то, что разум поврежден делением души, идиотом его не сделало. Сумасшедшим параноиком? Да. Дураком – ни в коем разе! Единственное что я могу ему противопоставить – это шокирующую правду и абсолютную честность. Раскачать его, заставить усомниться в своих знаниях и выводах, вынудить сомневаться и озадачить. Короче, сломать сложившуюся картину мира и образ Мальчика-Который-Выжил.

–   Отчим?

Лорд вычленил главное. Если об остальном он и сам мог догадываться, то такая информация явно было в новинку.

–   Джеймс Карлус Поттер – мой приемный отец. – честно ответил я. – Принял в Род по полному ритуалу. Лили Эванс – моя родная мать. Кто отец – тайна, покрытая мраком.

–   Значит, ты помнишь?

–   Абсолютно четко. Могу даже по воспоминаниям пуговицы пересчитать на мантии урода, который вырезал мне ножом шрам на лбу. Жаль, рожи под капюшоном видно не было.

Шок и неверие.

–   Ты хочешь сказать, я не приходил в ваш дом?

–   Приходили. А вы разве не помните?

Лорд задумчиво смотрел с затылка несчастного Квиррелла и молчал. Я его озадачил и заставил… сомневаться. Я сидел спокойно, не нарушал его задумчивости. Квиррелл тоже молчал.

–   Смерть не самым лучшим образом сказывается на памяти. – наконец ответил Лорд.

–   Вы не помните?

–   Смутно.

Я разочарованно вздохнул.

–   Жаль. Я хотел у вас спросить, о чем вы весь вечер говорили с моей матерью и отчимом. До нападения.

Правда – мощное оружие. Я прекрасно знаю, что Лорд вообще не помнит события последних дней. Эти осколки воспоминаний осели в моем крестраже. Я знаю, чем можно заинтересовать этого мага, как можно расшатать его уверенность в своих знаниях и выводах. Каждый такой «невинный» вопрос разбивал сложившуюся картину мира.

Я не пытался давить или взять главенство в разговоре. При малейшей такой попытке Лорд встанет на дыбы. А мне это ни к чему. Сейчас он видит перед собой ребенка. Странненького, но – ребенка. А ребенок – не опасен.

–   Не могу ничем помочь. Я не помню этот вечер.

Я еще раз разочарованно вздохнул, глядя на него щенячьими глазками. Ну прямо бедный ребенок, у которого только что мечты прахом пошли!

Лорд молчал, о чем-то крепко задумавшись. Квиррелл изображал мебель. Я тоже молчал, пристально всматриваясь в ауру и астральное тело родича.

Восстановить его душу будет тяжело. Распад уже пошел. Мало восстановить, ее еще и вылечить придется перед возрождением! Мне не нужен безумный темный маг. Мне нужен адекватный, вменяемый Темный Лорд, на которого я смогу благополучно сгрузить заботу о свободном времени хитрой старой сволочи.

–   Гарри.

Я вопросительно посмотрел на мага, всем видом изображая внимание.

–   Объясни мне. Как ты прошел через запертые чарами двери?

О! Родственник начал анализировать ситуацию. Ну что ж, раз уж он пережевал сам факт знакомства, пора бы его еще немного огорошить.

–   Темпом.

–   Поясни.

–   Телепортация на короткие дистанции по визуальному якорю. – оттарабанил я, доверчиво хлопая глазками.

Удивление щедро плеснуло в ментал.

–   Откуда такие навыки?

–   Наставник научил.

Удивление сменилось заинтересованностью.

–   Наставник, значит.

Я закивал.

–   Дамблдор знает о его существовании?

–   Еще чего не хватало! – возмутился я. – Если старый козел узнает, проблем не оберусь. Он же хотел, чтобы я вообще ничего не знал о магическом мире до поступления в школу!

–   Почему тогда мне ты рассказываешь?

–   Ну, вы же не пойдете к Директору делиться такими новостями. – усмехнулся я.

Лорд хмыкнул.

–   Как ты попал к наставнику?

–   Случайно. – пожав плечами ответил я. – Когда мне было пять лет, из-за спонтанного магического выброса дядя избил меня практически до смерти и запер в чулане, в котором я жил с детства. Мне было больно, и я звал на помощь. Услышал наставник.

Темная волна застарелой ненависти и ярости стала для меня неожиданностью. По какой-то причине Лорд мои откровения принял близко к сердцу. Даже странно, если честно. Он же не знает о нашем родстве. Какое ему дело до жизни Гарри Поттера?

–   Он тебя забрал?

–   Нет. Слишком рискованно. За домом тетки постоянно следили маги. Вот и решили узнать, чего им от меня надо. То, что они не собирались меня защищать – это было сразу понятно.

Лорд вопросительно приподнял бровь.

–   А почему они не вмешивались, когда дядя избивал меня? Когда он мне ломал руки и ребра? Видимо, их это устраивало. Вернее, это устраивало моего опекуна. Дамблдора! Это ведь он принес меня родственникам-маглам!

Лорд смотрел на меня с какой-то непонятной задумчивостью. Квиррелл был в ступоре.

–   Скажи мне, Гарри. – от мягкого голоса Лорда мне стало неуютно.  – Почему ты пришел ко мне?

–   А почему я не должен был прийти к единственному живому близкому родственнику? – с искренним недоумением спросил я.

Накрытие и попадание!

Лорд тихо обалдевал и пытался прожевать новости, Квиррелл опять в прострации.

–   Ты уверен?

–   Гоблины так сказали.

–   Когда?

–   А когда я в Гринготтс зашел, чтобы определение родства сделать. – честно ответил я.

От ярости Лорда, казалось, содрогнулась реальность! Мощная волна неконтролируемой магии разлилась по аудитории, разметав стулья и перевернув парты.

Он мне поверил! Все же – поверил! Образ мальчика-героя, его врага, растрескался и осыпался в Бездну.

–   Ты меня… удивил, Гарри.

–   Вы не знали?

–   Нет.

Взгляд Лорда изменился. Конечно, ни о каком доверии и речи пока не идет, но неприязнь потихоньку уходит.

–   Гарри, а почему ты ходишь ночью по школе? – неожиданно спросил Лорд.

–   Мне скучно.

–   Почему не спишь?

–   Я не нуждаюсь во сне так как люди. – спокойно сообщил я, с интересом наблюдая, как меняется выражение на безносом лице Лорда, по мере того, как он осознавал мою фразу.

–   Ты не человек?

Я щелкнул когтями, продемонстрировал измененную ладонь опешившему Лорду. И сказал:

–   Уже нет.

–   Но ты им был?

–   Ну да. – я усмехнулся. – Неожиданно, правда?

–   Неожиданно. – согласился Лорд.

–   Когда наставник нашел меня, я был… в плохом состоянии. До утра, скорее всего, не дожил бы. Сломанные ребра пробили легкие. А могли пробить и сердце. Осколок был совсем рядом.

–   Как я понимаю, в больницу тебя не повезли.

–   Нет.

–   Из-за слежки?

–   Нет. – я усмехнулся. – Наставник просто не знал о ее существовании. – я смотрел в глаза Лорда, пристально, холодно и спокойно. – Он вообще не знал этот мир.

Лорд вздрогнул.

–   Продолжай.

–   Чтобы спасти мне жизнь, наставник обратился к своему Сюзерену. И он откликнулся, обратив на меня благосклонный взор.

–   Кто этот сюзерен?

–   Всеизменяющий и Всетворящий.

Глаза погибшего мага изумленно расширились. Я улыбался. Мягко, даже в какой-то мере ласково.

–   Хаос? – прошептал маг.

–   Первородный и Неделимый. – я усмехнулся. – Да.

Мой облик подернулся рябью и исчез, открывая истинного меня. Правда, возраст я сохранил детским.  Лорд оцепенел. Квиррелл занервничал, но дернуться не посмел.

–   Демон. – констатировал очевидное Лорд с каким-то странным спокойствием.

Квиррелл все же дернулся.

–   Да. – я склонил голову на бок. – Дитя Хаоса.

–   Герой Магического Мира – демон! – Лорд неожиданно шипяще рассмеялся. Искренне, весело, с каким-то ярким злорадством и веселой злостью.

–   Ну, темноват герой, что уж поделать? – я усмехнулся.

–   Вот теперь я, пожалуй, поверю, что с Дамблдором тебе не по пути.

–   Мой дорогой опекун не примет демоненка. Даже если это герой. Проще тогда из меня новое пугало магического мира сделать.

Лорд новость принял. Неплохо. Правда, он все еще считает меня ребенком, но это заблуждение я пока не буду развеивать. А теперь пора бы узнать то, ради чего я и затеял этот разговор.

–   Мой многоуважаемый родственник. – от такого начала Лорд поперхнулся. – Могу ли я получить ответ, честный ответ, на один очень, ОЧЕНЬ важный вопрос?

Волан-де-Морт хмыкнул.

–   Задавай свой вопрос, Гарри.

–   На сколько частей у тебя хватило маразма расколоть душу? – сухо спросил я, пристально глядя в темные глаза.

Лорд оцепенел.

–   Прежде чем ты начнешь метать громы и молнии, хочу порадовать, что в ту злополучную ночь кто-то наградил тебя еще одним, посмертным крестражем. – я постучал пальцем по своему весьма характерному шраму. – Воплотив его в ЖИВОМ носителе. Надо ли рассказывать, чем это чревато?

Лорд прикрыл глаза. По лицу ходили желваки, ярость и бешенство бурлили в ментальном плане.

–   Видимо, не надо.

–   Ты уверен?

Я хмыкнул.

–   Я – Дитя Хаоса, прошедшее инициацию Всеизменяющим. Я знаю ТОЧНО!

–   Мой крестраж это пережил? – спокойно спросил Лорд.

–   Да.

Маг удивленно приподнял бровь. Я усмехнулся, достал ожерелье из филактерий и показал его родственнику.

–   Наставник изъял его из моей ауры и переместил в филактерию. – я осторожно подхватил пальцами изумрудный кристалл. – Вот она. Филактерия, в которой хранится твой посмертный крестраж.

–   Изъял?

–   Изъял. – я усмехнулся. – Иначе я бы его просто сожрал. На голых рефлексах.

Маг вздрогнул.

–   Ты можешь съесть душу?

–   Могу. – спокойно ответил я. – И ем иногда. Под настроение.

От такого признания Лорда перекосило, а Квиррелл отозвался незамутненным ужасом.

Я с интересом всматривался в лицо самого страшного мага нашего времени, получая какое-то садистское удовлетворение. Даже и не знаю, от чего именно.

–   Сколько? – спокойно переспросил я.

Лорд поморщился, но ответил:

–   Пять.

Я не сдержался и выругался. Пять! Вот же, мать его! Пять расколов! И как он до сих пор вообще соображает?!

Лорд наблюдал за моими метаниями с философской невозмутимостью. А что еще ему оставалось делать? Видимо, мозги еще сохранили достаточно связей с реальностью, чтобы понять: дергаться бессмысленно. Уже – бессмысленно.

–   Что хранится в Хогвартсе в Запретном Коридоре?

–   Философский камень. – лаконично ответил Лорд.

–   Зачем тебе этот булыжник? – удивленно спросил я.

–   Это тело разрушается.

–   И?

–   Эликсир бессмертия.

–   Бесполезен. В твоем духе нет ядра души. Оно все осталось в посмертном крестраже. Ты еще существуешь только благодаря остаткам верхних слоев души. Пока профессор одержим тобой, от эликсира пользы не будет. Разве что боль чуток уймет.

Лорд вздрогнул.

–   Чего ты хочешь? – как-то устало спросил он.

–   А не понятно?

–   Просвети меня. Порадуй родственника планами на будущее. – в голосе ясно прозвучало шипение и ядовитый сарказм.

Я ухмыльнулся во весь частокол клыков.

–   Тебе не понравится.

–   Я слушаю.

–   Собрать паззл «Душа Великого Темного Мага».

Ярость и гнев полыхнули, всполошив ментал.

–   Я же сказал. Тебе это не понравится.

Гнев угас, тихо тлея на грани чувствительности. Действительно великий человек. Даже в таком состоянии сохранил сильную волю.

–   Это невозможно.

–   Не говори мне, демону, что можно сделать с душой, а что нет.

Лорд удивленно приподнял то, что заменяло ему бровь.

–   Ты можешь собрать душу в единое целое?

–   Ритуалы. Неприятные.

–   Но они есть?

Я кивнул. Лорд молча рассматривал меня. Я рассматривал родственника.

–   Как ты планировал продлить жизнь Квирреллу?

–   Кровь единорога.

–   Не смей! Добровольно кровь тебе эти существа не дадут. Мне – тоже. Получишь вечное клеймо на душу, и тебе уже никто не поможет. Я лично уничтожу твою душу, если тебе хватит глупости выпить хоть каплю насильственно взятой крови этой рогатой лошади!

Лорд вздрогнул. Я не угрожал. Я предупреждал.

На что рассчитывал Лорд, идя на такую авантюру? Камень и эликсир не помог бы, даже если родич умудрился бы каким-то образом его получить. Если бы он выпил кровь единорога, особенно, если эта пакость копытная издохнет, на нормальном существовании можно ставить крест. Жирный такой. Магия не прощает гибель своих воплощений. Светлых или темных единорогов. И без разницы, что эти уроды сами напасть могут!

Проклятие магии на душе – неизлечимо. Его невозможно снять, даже если от души останется только одно ядро. Один глоток серебристой крови и все. Только мы, демоны, можем проливать кровь воплощений магии относительно безнаказанно. Мы – отражения мощи Всеизменяющего, и его ярость, пылающая в наших душах, способна выжечь такое проклятие.

Просто поразительно, насколько отчаянное существо этот мой родич!

–   У тебя есть другие идеи?

–   Изъять тебя из этого тела и запечатать в филактерию до ритуала.

Лорд сощурился.

–   Я и так могу это сделать. – честно признался я. – Сил мне хватит выдрать обе души из тела. Но твое добровольное согласие облегчит процесс и сохранит Квирреллу жизнь.

–   Каковы гарантии?

–   Мне не выгодна и не интересна твоя смерть.

–   Слабое утешение.

–   Какое есть. – я пожал плечами. – Зато я могу гарантировать сохранность осколков души. Забрать что-то у демона достаточно сложно.

–   Но возможно.

–   Конечно. Но чтобы это забрать, надо знать, что оно у меня есть. А кому придет в голову, что Гарри Поттер хранит душу Темного Лорда?

Лорд юмор оценил.

–   Что ты от меня хочешь?

–   Где крестражи? Как выглядят. И самое важное – порядок создания. Где самый первый?

–   Мой дневник. Я его оставил Люциусу.

–   Лорду Малфою?

–   Да.

Зная, где самый первый крестраж, я мог с его помощью найти все остальные. Времени займет больше, но это – не критично.

–   Остальные тоже спрятаны у сторонников?

Лорд покачал головой.

–   Вторым я сделал крестраж в кольце Марволло Гонта, моего деда. Хранится под чарами в старом доме моих родителей. Второй холм в Литтл-Хэнглтоне. Третий – медальон Салазара Слизерина, хранится в пещере.

–   Защита достойная?

–   Да.

–   Дальше.

–   Чаша Пенелопы Пуффендуй, хранится в родовом сейфе Лестрейнджей в Гринготтсе. Последний – диадема Кандины Когтевран. Хранится в Хогвартсе.

Я задумался.

–   Крестражи я соберу так быстро как смогу. Не стоит оставлять осколки души без присмотра. Постараюсь управиться к Йолю. Это подходящее время для ритуала объединения души. Темное время года. – Лорд слушал меня очень внимательно. – После я погружу твою душу в Источник Домена, чтобы она смогла зарастить раны. Сколько это займет времени – сказать не могу. Врать не буду. Воскрешать тебя с поврежденной душой я не рискну. Безумный родственник мне не нужен. Да и ты не обрадуешься такой перспективе.

Про горящее в Ядре Домена Черное Пламя распада я тактично умолчал. Зачем ему ТАКИЕ потрясения?

Лорд молча кивнул.

–   Перед тем, как изъять тебя из профессора, его надо подлечить, иначе тело не выдержит ритуала. Зелья я достану. Времени у нас до Самхейна. В этот день, когда истончается Грань, такие ритуалы проводить проще всего.

–   Проводить будешь ты?

–   Да. Я твой ближайший родственник. Помогать мне будет мой вассал. Он – некромант с огромным опытом.

–   Кто он?

–   Потом познакомлю.

–   Гарри…

–   Поверь, лучше тебе не знать. Маг он грамотный, опыт – огромный, меня не предаст. Сейчас меня больше волнует, где достать жертву.

Лорд вопросительно приподнял бровь.

–   Магическое существо. Разумное. Пусть тупое как бревно, но – разумное. И выносливое. Ритуал длительный и достаточно… кровавый. Идеи есть?

–   Есть.

–   Я само внимание.

–   В зверинце под школой – тролль. Я планировал его использовать.

Годится.

–   Вот и используем. Тролли – твари крепкие. Должен дожить.

Лорд хмыкнул.

–   Тебе сколько лет?

–   Тридцать два. – я усмехнулся, смещая возрастную грань и представая перед родичем в своем реальном виде. – Время в Нереальности – штука непостоянная.

Волан-де-Морт усмехнулся.

–   Вот теперь я готов поверить, что сказанное тобой осуществимо.

–   Не верил в юного демоненка?

–   Одиннадцать лет – это одиннадцать лет. – пожал плечами Лорд. Выглядело это… забавно.

–   Тоже верно.

Я достал из пространственного кармана амулет и положил на стол.

–   Амулет со встроенным исцеляющим каскадом. Плетение мощное. Даст пару дней, пока я не принесу зелья.

–   Кто будет варить?

–   Северус.

Лорд полыхнул удивлением.

–   Значит, столь кардинальные изменения в нем – твоих рук дело?

–   Нет. – я улыбнулся. – Сам справился.

–   Не верю. – спокойно отрубил Лорд.

–   Я помог ему. Кстати, Метку я с него снял.

–   Как?

–   Рабское Клеймо Рода Слизерин. – я улыбнулся. — Я – Слизерин по крови. У меня есть власть над Клеймом.

Лорд медленно кивнул.

–   Не простит.

–   Нет. Но поймет.

–   Изменения слишком глубокие.

–   Это – тайна Северуса.

Лорд нахмурился, но настаивать не стал.

–   Признаюсь, я удивлен.

Я приподнял бровь, дернув крылом.

–   Вот от кого я не ожидал помощи, так это от тебя.

–   Надеюсь, старая сволочь думает так же.

–   Он Директор Хогвартса и может следить за всем, что происходит на его территории.

–   Хогвартс недоволен Директором.

Лорд вопросительно приподнял бровь.

–   Хогвартс – древнее здание. Магический замок, стоящий на мощном источнике. Что удивительного в том, что у него появился разум?

–   Не знал.

Я ухмыльнулся.

–   Никто не знает. Разум школы нечеловеческий. Я и сам его порой с трудом понимаю.

–   О чем он говорит?

–   Ябедничает и жалуется.

–   Вот как. – Лорд бледно улыбнулся.

–   Нам стоит завершить на сегодня разговор. Твоя активность слишком сильно подтачивает и так небольшие силы носителя. Пожалей Квиррелла.

Лорд молча кивнул.

–   Я приду, когда подготовлю зелья. Мы обсудим ритуал и поиски осколков твоей души. А пока постарайся поберечь это тело. Оно у вас одно на двоих. Доброй ночи, родич, профессор Квиррелл.

Я сменил облик на уже привычный, детский, широко улыбнулся Лорду и ушел. Родственник сказал мне то, что требовалось: где крестражи. Поверил ли он мне? Сомневаюсь. Но от помощи отказываться не стал. Впрочем, деваться-то ему некуда.

Надеюсь, ему все же хватит мозгов не тянуть в рот подозрительную серебристую дрянь… Иначе… иначе я его уничтожу!

герой магического мира - глава 21      герой магического мира - глава 21      герой магического мира - глава 21

© Copyright - Tallary clan